РЕКЛАМА

 

Глава 1. Теоретические и концептуальные основы исследования влияния групп интересов нефтегазового комплекса на формирование региональной политики России

Работа не оплачена заказчиком: заказчик Кашина Е. А. кафедра политологии МГУ, кафедра рос. политики (работу получила, но не оплатила)

1.3 Концептуальные основы исследования региональной политики в России.

Объектом данного исследования являются не только финансово-промышленные группы России, но и ее регионы. Именно через регионы и активы крупных ФПГ на территориях сырьевых регионов предлагается выйти на интересы этих групп в региональной политике федерального центра и их роли в формировании этого вида государственной политики. Для этого нам потребуется сделать выборку из сырьевых регионов для конкретизации поля нашего исследования. Методология составления выборки будет максимально упрощена и будет основана на доступной государственной статистике. Центральным параметром для выбора сырьевых регионов будет структура валового регионального продукта (аналога ВВП, но на региональном уровне).
Таблица 1.1
Отраслевая структура ВРП
Регион доля в ВРП 2014 года
добыча полезных ископаемых Обрабатывающие производства Производство и распределение электроэнергии, газа и воды
1. Ненецкий автономный округ 78,6 0,2 0,9
2. Ханты-Мансийский автономный округ 63 2,9 3,2
3. Сахалинская область 58,9 4,8 1,2
4. Тюменская область 49,9 7,2 3
5. Чукотский автономный округ 44,5 0,9 11,8
6. Республика Саха (Якутия) 40,1 2,1 4,3
7. Оренбургская область 36,1 10,3 9,5
8. Ямало-Ненецкий автономный округ 48,2 1,3 2,5
9. Кемеровская область 31,7 14,7 5
10. Республика Коми 33,5 9,7 5
11. Архангельская область 32,7 12,6 1,4

Для того чтобы считать регион сырьевым, возьмем порог добычи полезных ископаемых в 1/3 от всего производимого в регионе объема ВРП. Таким образом, нашей нижней "планкой" будет 30% от ВРП. Отсчет этой доли будет происходить в рамках единственного параметра - "добыча полезных ископаемых". Определенная нами доля уже сама по себе будет подразумевать сырьевой и слабо диверсифицированный характер экономики региона. По итогам статистики за 2014 год (см. табл. 1.1) мы получаем 11 регионов, подходящих по принятому нами условию. Среди сырьевых регионов по данным Росстата мы имеем следующие:
1) Ненецкий АО;
2) ХМАО;
3) Чукоткий АО;
4) Сахалинская область;
5) Республика Якутия;
6) Оренбургская область;
7) ЯНАО;
8) Республика Коми;
9) Кемеровская область;
10) Тюменская область;
11) Архангельская область.
По данным Росстата, за 2014 год добыча полезных ископаемых занимала больше 30% от общего ВРП в 11 субъектах РФ, однако в нашей выборке будет присутствовать только 9. Было решено изъять из списка две области, имеющие сложный внутренний состав - Тюменскую и Архангельскую. Это обосновано тем, что наша выборка уже включает их составные части - Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий и Ненецкий автономные округа, в которых сырьевая экономическая структура проявлена ярче. Следовательно, составные части Тюменской и Архангельской областей будут более репрезентативны для данного исследования, т.к. при "очищении" показателей этих субъектов от показателей входящих в них автономных округов, богатых природными ресурсами, доля сырьевой промышленности в "материнских" областях становится менее значительной. Кроме того, практика разделения материнских областей и их внутренних составляющих принята в российской официальной статистике последнего времени.
Выделенная нами группа из девяти сырьевых регионов весьма условна, а список носит открытый характер. Однако, выбранные нами с помощью данных Росстата субъекты весьма репрезентативны, т.к. признаки сырьевой моноспециализации выражены у них в максимальной степени. В большей мере именно вышеперечисленные регионы являются столпами сырьевого характера экономики российского государства в национальном масштабе. Рассмотрение интересов и активов крупнейших ФПГ будет актуальным для этой, наиболее показательной выборки.
Для более тщательного анализа, проверим, что понятие "сырьевой регион" действительно существует в науке. К тому же необходимо верифицировать высказанные выше предположения, и понять, какие точные характеристики заложены в это понятие. Для этого обратимся к типологии регионов РФ и идентифицируем в них группы "сырьевых регионов" или группы с похожими значениями.
В настоящее время в России существует достаточное разнообразие типологий регионов. Основные типологии регионов России были разработаны в 2000-е годы. Среди них наиболее распространенными являются следующие:
1) типология субъектов РФ Института экономики переходного периода (2002 г.);
2) типология субъектов РФ Фонда ИНДЕМ (2004 г.);
3) типология регионов Л. М. Григорьева и Ю. В. Урожаевой (2005 г., 2010 г.) ;
4) типология регионов Независимого института социальной политики Н.В. Зубаревич (2006 г., 2010 г., 2014 г.) ;
5) типология субъектов РФ Министерства регионального развития РФ (2006 г.) ;
6) типология рейтингового агентства "Эксперт РА" (2006 г.);
7) типология регионов по социально-экономическому положению Министерства регионального развития и торговли (2010 г.);
8) типология Совета Федерации ФС РФ .
Рассмотрим некоторые из этих типологий. Несмотря на все разнообразие методик типологизации, "сырьевые регионы" (вопреки их явному наличию в российских реалиях) встречаются лишь в нескольких методиках. В 90-е гг. основной акцент в типологизации делался на проблемные регионы, в 2000-е, напротив, внимание перешло скорее к самодостаточным, сильным регионам.
Согласно типологии Независимого института социальной политики под "чисто" сырьевыми регионами подразумеваются в основном нефтегазодобывающие: ХМАО, ЯНАО, Ненецкий АО, Сахалинская область. Эта группа регионов получила название "Богатые нефтегазодобывающие регионы". Характерной чертой многих богатых сырьевых субъектов является низкая освоенность их территории.
Таблица 1.2
Топовые группы регионов из классификации Независимого института социальной политики
Душевой ВРП, в % к среднему по РФ Отноше-ние душевых денежных доходов к прожит. миниму-му,% Уро-вень беднос-ти, % Уровень безработи-цы по МОТ, % Плот-ность населения, чел. на кв. км. Среднегодо-вой коэффициент миграционно-го прироста (убыли) Ожидае-мая продолжи-тельность жизни, лет
2011 2013 2012 2014
2013 2014 2014 2012-2018 гг.
Российская Федерация 100 100 327 329 13.1 7.5 8 15 68.7
1. Лидеры
А) Федеральные города
г. Москва 228 216 596 504 10.0 1.7 56 73.6
г. Санкт-Петербург 119 134 410 440 9.6 2.6 61 71.2
Б) "Богатые" нефтегазодобывающие регионы
Ханты-Мансийский АО 377 377 402 364 8.7 7.5 3 19 70.5
Ямало-Ненецкий АО 354 343 433 409 7.8 4.4 0.7 -46 71.3
Сахалинская обл. 175 230 331 347 12.0 9.3 6 -50 64.8
Ненецкий АО 229 186 379 441 10.2 6.6 0.2 -17 65.2

Остальные регионы нашей выборки входят в другие, более отстающие группы:
- Якутия и Коми- в категорию малоосвоенных экспортно-ресурсных регионов,
- Оренбургская область и Чукотский АО относятся к "средней" группе и различаются лишь по степени освоенности территории.
Ни один из сырьевых регионов нашей выборки не попадает в группу депрессивных и слаборазвитых. Среди похожих классификаций можно также назвать типологию Григорьева-Урожаевой [ ], которые используют аналогичную формулировку для группы подобных регионов. Так, среди 9 типов регионов в ней выделяется тип сырьевых экспортоориентированных регионов. Это отражает и структуру экономики таких регионов, и ее конъюнктурную зависимость от внешних рынков, что напоминает общероссийскую ситуацию.
Известный экономический географ Наталья Зубаревич также использует в своей классификации "сырьевую" тему. Правда она исходит "от обратного". У Зубаревич есть группа под названием "несырьевые лидеры роста". Те же, кто являются сырьевыми, попали в группу "регионы ТЭК". Среди таковых: Астраханская область, ЯНАО, Оренбургская область, Тюменская область, Республика Коми, ХМАО, Томская область, Архангельская область, Сахалинская область, Ненецкий АО.
Республика Саха была отнесена автором в группу "дальневосточных регионов", а Кемеровская область отнесена к "металлургическим регионам" . При этом из ее рассуждений не следует, что те регионы, которые остались за бортом группы "регионы ТЭК", остаются "за бортом" сырьевой специфики. Известно, что металлургия, наряду с ТЭК, также является сырьевой отраслью. Для группы "Дальневосточные регионы", обладающей огромным ресурсным потенциалом, был акцентирован момент трудностей добычи из-за их территориального и климатического расположения, их труднодоступности. В целом, автор пишет про специализацию регионов дальневосточной и металлургической групп, так как в основном в своей экономической политике они, так же как и "регионы ТЭК", делают упор на сырьевой сектор.
Согласно типологии "Эксперт РА" (по признаку инвестиционной привлекательности), выбранные нами сырьевые регионы распределяются по группам следующим образом:
- регионы-локомотивы (ХМАО);
- опорные регионы (Кемеровская область);
- регионы-"полюсы роста" (ЯНАО, Якутия, Оренбургская область);
- регионы-"точки роста" (Тюменская область),
- проблемные регионы (Сахалинская область, Чукотский АО, Ненецкий АО, республика Коми) .
Более развернутая типология регионов представлена коллективом авторов из института Гайдара, которые строили свою многомерную классификацию на учете разноплановых показателей . Еще одной особенностью этой методики, помимо многомерности, стало то, что регионы были сгруппированы с учетом собственной динамики, тенденций и выделены согласно этому в кластеры. Учеными-экономистами были выделены семь типов (кластеров) субъектов РФ, которые получили, следующие условные названия:
1. "производственники-потребители";
2. "нефтяники-потребители";
3. "бедные потребители";
4. "богатые инвесторы";
5. "бедные инвесторы";
6. "шатающиеся";
7. "депрессивные".
Чукотский АО (наряду с Чечней и Ингушетией) вообще не был включен в классификацию, т.к. выбивался из общей картины по всем показателям, и не попадал ни в один кластер.
Оренбургская, Кемеровская области и Коми попали во второй кластер - "нефтяники-потребители" (наряду, например, с Башкортостаном). Данный тип представлен в достаточной степени богатыми регионами, экономическая активность и богатство которых основано на производстве продукции топливного комплекса. Их экономическое положение полностью зависит от колебаний спроса и цен на топливное сырье.
К кластеру "богатые инвесторы" отнесена Тюменская область (в полном своем составе, с ХМАО и ЯНАО), наряду с Москвой, Татарстаном и некоторыми другими.
К "бедным инвесторам" была отнесена Сахалинская область благодаря своему низкому уровню жизни, хотя регионы с преобладанием топливного сектора для этой группы регионов не типичны. Авторами отмечается богатый экономический потенциал этой группы, который при этом не влияет на улучшение уровня жизни его населения.
К "шатающимся" была отнесена Якутия со своими колеблющимися показателями.
К "депрессивным регионам" отнесена Архангельская область со своей составной частью - Ненецким АО, а значит, подразумевается, что данный регион пока не выбрал для себя какой-либо устоявшийся путь экономического развития.
Таким образом, более-менее сгруппированные сырьевые регионы нашей выборки представлены в кластере "нефтяники-потребители", остальные сырьевые регионы были разбросаны по совершенно разным категориям, что свидетельствует об их неоднородности, несмотря на схожую структуру ВРП. При этом отдельно по разным параметрам сырьевые регионы встают в кластеры более сплоченными рядами, попадая в разбивку при объединении разноплановых параметров, использованных в данной методике.
Помимо научных классификаций, нам необходимо обратиться к эмпирическим классификациям, используемым государственными органами. Рассмотрим классификацию профильного министерства. В классификации Министерства регионального развития РФ (2006-2007 гг.) , сырьевые регионы как подтип, наряду со старопромышленными, включены в группу опорных регионов. Значит, в типологии Министерства есть прямой отсыл к выделенной нами группе регионов. Категория опорных регионов (в которую входит подкатегория сырьевых) - срединная и находится между двумя другими группами: регионами - локомотивами роста и депрессивными регионами. Дополнительно по этой классификации выделяется подтип "особых/спецтерриторий".
В категорию сырьевых согласно этой методике попадают 9 регионов:
1) Кемеровская область;
2) Ненецкий автономный округ;
3) Республика Коми;
4) Республика Саха (Якутия);
5) Сахалинская область;
6) Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ;
7) Тюменская область;
8) Ханты-Мансийский автономный округ;
9) Ямало-Ненецкий автономный округ.
Перечисленные регионы обладают следующими чертами:
1) они являются сырьевыми зонами России,
2) это экспортоориентированные территории,
3) большинство инфраструктурных проектов последнего десятилетия нацелены на обеспечение транзитной экономики,
4) отсутствует высокоорганизованная урбанистическая среда жизни.
Иными словами, вышеперечисленные регионы представляют собой экспортоориентированные территории, где инфраструктурные проекты последнего десятилетия нацелены на обеспечение транзитной экономики. Такая классификация практически полностью совпадает с нашей выборкой. Исключением остаются Чукотский АО и Оренбургская область. Министерством они были отнесены к депрессивным регионам, подкатегории фоновых. Согласно этому типу, они характеризуются низким уровнем жизни населения, устаревшей технологической базой, недостаточным рыночным позиционированием и дефицитом кадров.
Существуют и прочие типологизации, где просматривается сырьевая специфика регионов. Например, по своему вкладу в бюджет РФ регионы делятся на 2 группы : регионы-доноры и регионы-реципиенты . Такое деление активно использовалось при формировании и анализе бюджета во второй половине 90-х самим правительством. При этом по состоянию на 2010-2014 гг. не все сырьевые регионы относятся к категории "регион-донор". Так, ХМАО, ЯНАО, Тюменская область, Кемеровская область являются донорами федерального бюджета, в то время как такие же сырьевые Якутия и Чукотка отнесены к разряду "реципиентов". Остальные сырьевые регионы, такие как Коми и Оренбургская и Сахалинская области занимают в этом плане срединное положение.
Таким образом, такой широкий "разброс" сырьевых регионов по разным типологическим категориям свидетельствует об их разном масштабе, разной насыщенности природными ресурсами. Регион может находиться на самой высокой позиции в классификации (например, ХМАО) но на другом, непрестижном, полюсе сырьевые регионы также присутствуют (например, Чукотский АО). Общая черта моноспециализации данных регионов еще не означает их вхождения в одну и ту же категорию ни в одной из существующих типологий. Следовательно, эта группа регионов не едина. Это подразумевает то, что влияние групп интересов и региональная политика федерального центра относительно каждого из таких регионов будет так же неоднородна.
Существует и обратная гипотеза в русле теории "внутреннего колониализма" - независимо от масштабов региона и его природных богатств в "сухом остатке" на душу населения и по общему социально-экономическому благополучию такие сырьевые регионы в равной степени остаются с минимальными бонусами от собственных ресурсов. Кроме того, помимо внутренней дифференциации в группе "сырьевых регионов" упомянем и об очевидной внешней разнице (между разными группами регионов). Типологизация регионов (в их огромном количестве) и подразделение их на достаточно большое число групп (в среднем от 6 до 9) свидетельствует о том, что решения по региональной политике обоснованно принимаются для каждой группы регионов отдельно. Следовательно, действительно имеет смысл рассматривать формирование региональной политики отдельно для группы сырьевых регионов.
В конце важно подчеркнуть, что группа сырьевых регионов не всегда является передовой. По достаточному количеству показателей данные регионы уступают, например, федеральным городам (не считая, конечно, общего ВРП и ВРП на душу населения). Несмотря на свою стратегическую значимость для страны и ее экономики эти регионы в федеральной политике порой остаются без "права голоса".
Тема экономических субъектов, способных влиять на политику является одной из ключевых для данного исследования. Потому следует тщательно рассмотреть понятие "политический актор от бизнеса", его организационные формы, карту крупнейших металлургических и топливных бизнес-групп начала XXI в. Нами будут специфицированы и рассмотрены подробно топовые сырьевые ФПГ, которые находятся на вершине экономических рейтингов и имеют интересы (т.е. активы) на территории регионов нашей выборки.
Самая важная ремарка при изучении субъектного состава экономических игроков, имеющих "выход" на политическое поле, сводится к тому, что в структуре российской экономики существенный политический "вес" имеет только крупный бизнес, а о политическом "весе" среднего и малого бизнеса, несмотря на созданные диалоговые площадки говорить пока не приходится. Это значит, что объектом нашего исследования выступает только крупный бизнес, т.е. его основные игроки - федеральные финансово-промышленные группы (далее - ФПГ).
Само название "ФПГ" не обозначает в исследовании какую-то юридическую, формальную организационную форму. Скорее понятие "финансово-промышленные группы" в данной работе служит неким собирательным образом для любых форм крупного бизнеса. Кроме того, процессы российской и общемировой экономик несут в себе тенденции к изменению организационной формы ФПГ на еще более иерархичные и структурированные. Наряду с термином ФПГ, в работе будут употребляться термины "вертикально интегрированная компания", "интегрированная бизнес-группа", "корпорация", "госкорпорация". Различия между ними не будут играть для нашего исследования существенной роли.
Обратимся к понятийному аппарату, касающемуся одного из объектов нашего исследования, его главного действующего актора - ФПГ. Рассмотрим, что собой представляет крупный бизнес. Крупный бизнес - это экономические объекты (субъекты), которые в процессе своего текущего функционирования оказывает существенное влияние на национальную экономику или на некоторые её значимые отрасли и сектора (не всегда важны масштабы) . В западной литературе крупный бизнес обозначается термином "big business" и подразумевают под собой компании национальной значимости или транснациональные корпорации. В социальных науках и политологии термин используется наряду с терминами big state и big trade union (государство и профсоюзы).
Понятие "крупный бизнес" не равно по значению "крупному производству" или "крупному предприятию". Крупное производство - понятие более широкое. Крупное предприятие - это статистическое понятие, скорее массовый, а не штучный объект, в отличие от крупного бизнеса (где предпринимателей можно пересчитать "по пальцам").
Существуют 3 формы существования крупного бизнеса: ИБГ (интегрированная бизнес-группа); компания; независимое предприятие.
Это означает, что именно среди субъектов крупного бизнеса стоит искать субъекты политического влияния.
ФПГ для постсоветской России понятие наиболее историческое, которое ассоциируется с влиятельными субъектами крупного бизнеса, оказывающими давление на российское государство 90-х. Понятие финансово-промышленных групп (ФПГ) имеет очень много синонимов и является предметом широкой дискуссии. Несомненно, лишь то, что это понятие относится к крупному бизнесу.
Приведем несколько формулировок. Одно из первых научных определений ФПГ сформулировали Черников Г. П. и Черникова Д. А. По их мнению, "Финансово-промышленная группа - это совокупность юридических лиц, действующих в качестве основного и дочернего обществ, полностью или частично объединившие свои материальные активы (система участия) на основе договора о создании ФПГ" . Данное определение в большей степени носит юридический оттенок и не помогает в исследовании политического влияния данных групп. Тем не менее, это дает нам некоторое представление.
Поняв суть понятия ФПГ, мы можем обратиться к нормативно-правовой основе. Начало формированию такой основы для финпромгрупп положил Указ Президента от 1993 года № 2096 "О создании ФПГ в России", хотя в то время не сложилось еще ни одной такой группы - впервые они появились только в 1994 году. Такое опережающее появление нормативно-правовой базы имело негативные последствия. В указе был прописан ряд ограничений: по числу работников, числу предприятий (меньше 20), доле государственной собственности. Все это не отражало специфики российских экономических отношений и препятствовало созданию ФПГ. В настоящее время эта ситуация выровнялась, указанные недостатки нормативно-правовой основы были преодолены. Основным сейчас является ФЗ №190 от 1995 г. "О ФПГ, их создании, деятельности и ликвидации", а также Указ президента №443 от 1 апреля 1996 года "О мерах по стимулированию создания и деятельности ФПГ", который отменил Указ 1993 года. Деятельность ФПГ дополнительно регулируют различные законы о региональных и целевых программах.
Исследователь Я.Ш. Паппэ то же понятие понимает и называет по-другому. Именно в его исследовании феномен ФПГ приобретает политические коннотации. Он предлагает термин "интегрированные бизнес-группы" (ИБГ) и определяет его как "совокупность экономических агентов (иначе совокупность юридических и физических лиц, осуществляющих хозяйственную деятельность), которая обладает следующими характеристиками:
1) деятельность хотя бы части агентов определяется критериями экономической эффективности;
2) между агентами существуют регулярные взаимосвязи и агенты периодически выступают единым целым;
3) существует некоторый центр принятия ключевых решений, обязательных для всех агентов данного целого".
В своей работе Паппэ дает и другое определение ИБГ (2-е определение) - совокупность экономических агентов (юридических лиц), действующих в разных секторах и отраслях, которые обладают следующими характеристиками:
а) это коммерческие организации (если не полностью, то хотя бы частично);
б) целостность организации и регулярные взаимосвязи;
в) наличие центрального элемента, т.е. центра принятия ключевых решений (структура, лицо или группа лиц) .
На деле это финансово-промышленный конгломерат (в их структуре присутствуют как предприятия реального сектора, так и финансовые организации).
Таким образом, понятия ФПГ и ИБГ равны, только последнее лишено юридической нагрузки, не имеет за собой никаких нормативных актов и лишь описывает суть этого явления. В России все ИБГ, в основном, имущественные по своему типу, т.е. основанные на имущественных отношениях, при которых права собственности принадлежат центральному элементу. Политическая составляющая определения Паппэ (автора-экономиста) заключается в том, что тот самый центральный элемент часто представляет собой политического актора, который на уровне персонифицированного взаимодействия с властью участвует в принятии государственных решений.
Другие, более однородные формы - компания и предприятие. Компания подразумевает наличие в своем составе нескольких юридических лиц и построена вокруг одной технологической цепочки. Независимое предприятие - это неделимая технологическая единица . Термин "компания" нам в исследовании еще понадобится. Компании вертикально-интегрированного типа часто являются свойственной организационной структурой для сырьевых ФПГ образца 2000-х. Вертикально-интегрированные компании характеризуются тем, что имеют единую технологическую цепочку. Например, нефтяные компании полного цикла (от скважины до бензоколонки).
Еще одной организационной формой выделяют корпорацию. Корпорация имеет следующие характеристики:
1) доминирующее положение в какой-либо определенной отрасли экономики;
2) развивает несколько бизнес-направлений, диверсифицируя тем самым свои риски;
3) более 5 тыс. работников.
4) в основном несколько центров принятия решений (не только собственник).
Капитал акционеров конкурирует с капиталом кредитора (банка) . Это понятие часто используется в мировой политике и международных отношениях. В целом, по описанию характеристик "корпорация" во многом совпадает с термином ФПГ.
Есть еще два понятия, которые касаются государственной собственности, государственного крупного бизнеса. Это, во-первых, государственное предприятие - предприятие, основные средства которого находятся в государственной собственности, а руководители назначаются или нанимаются по контракту государственными органами. Если государственное предприятие является бюджетным, то оно финансируется из средств государственного бюджета . Здесь самый яркий пример - "Роснефть". Во-вторых, Государственная корпорация (ГК) - организационно-правовая форма некоммерческих организаций. "Государственной корпорацией признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная Российской Федерацией на основании Федерального Закона о ее создании и на основе имущественного взноса и созданная для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций". Правовой статус ГК позволяет ей избежать пристального контроля со стороны государственных органов. К ней применяются слабые требования к раскрытию информации о ее деятельности. ГК не подотчетны Счетной Палате РФ и могут свободно (т.е. закрыто) проводить тендеры и совершать государственные закупки.
Таким образом, основные термины, которые нам потребуются в работе и будут для нас практически равнозначными - это "ФПГ", "ИБГ", "компания" (вертикально-интегрированная), "корпорация". Понятие "госкорпорация" нам не потребуется, т.к. такие организационные формы не занимаются сырьевыми отраслями, имеют свою специфику и должны рассматриваться в отдельном исследовании.
Для составления карты субъектов сырьевой экономики нам необходима методология расчета "веса" компаний и ФПГ. Такая методология уже была разработана экономистами. Можно взять за основу способы расчета, обоснованные Я. Паппэ. В целом, есть несколько способов оценки. Для расчетов значимости субъектов экономической деятельности для экономики применяют 3 показателя: объем продаж, добавленная стоимость (наиболее трудный расчет), капитализация (количество выпущенных акций, умноженное на их текущую цену на фондовых рынках).
Капитализация в российских условиях - самый недостоверный показатель, т.к.:
1) акции не всех компаний торгуются на биржах,
2) торгуемые акции составляют малую долю эмитированных (выпущенных);
3) цена акций часто определяется ожиданиями иностранных спекулятивных инвесторов.
Лучшим показателем Паппэ считает годовой объем продаж. Автором определены конкретные ценовые пороги для предприятий разных отраслей и предлагается конкретный способ расчета. Он использует ежегодный рейтинг "Эксперт-200", где указываются 200 наиболее крупных компаний. Мы дополнительно будем использовать рейтинг авторитетного журнала "Финанс".
Результаты рейтингов в 2000-х демонстрируют изменения субъектного и структурного состава ФПГ 90-х по сравнению с началом 2000-х. В 2000-х гг. в России произошло многократное увеличение числа субъектов крупного бизнеса и кардинальное изменение их по отраслям. За это время изменилась структура крупного бизнеса России. Господствуют уже не ИБГ, а вертикально-интегрированные компании. ИБГ при этом не ушли в прошлое, просто образовалась двухуровневая структура: наверху сосредоточились ИБГ (в основном занятые управлением капиталом), внизу - зачастую входящие в состав этих ИБГ компании. В этой комбинации есть и независимые сильные компании, не входящие ни в одну ИБГ (например, "Мечел").
В целом такой отход ИБГ на второй план и выход на первый план компаний известный исследователь крупного российского бизнеса Паппэ назвал "фундаментальным сдвигом". Реальный сектор экономики (представленный компаниями, заводами и предприятиями) и финансовый (представленный ИБГ, управляющими компаниями и инвестиционными фондами) вновь частично дистанцировались друг от друга, как это уже было в 90-е. Причиной такого сдвига и "смены субъектности" крупного бизнеса стали следующие факторы:
- появление компаний мирового уровня вроде "Русала";,
- выход на мировые финансовые рынки (IPO на финансовых биржах);
- зависимость от внешних инвестиций.
Это, в свою очередь, повлияло на характер отношений с властью. Произошел отказ от олигархических отношений с государством, которые могли мгновенно навредить котировкам акций ныне публичных компаний. Для бизнеса стало характерным использование хозяйственного лоббизма.
Итак, к началу 2000-х выделялось 10 ИБГ и 25 корпораций . Большая часть из них находились в нефтегазовом секторе. Значительно меньшее число представляло металлургию. Были две естественные монополии, не входившие в состав ИБГ (РАО "ЕЭС" и РАО "РЖД"). Во второй половине 2000-х корпораций стало уже 120, т. е. рост был многократный.
В данном исследовании для оценки предлагается 3 рейтинга за разные временные промежутки. Кратко перечислим получившиеся результаты. В 2004 г. лидирующими (крупнейшими) компаниями были: "Газпром", "Лукойл", РАО "ЕЭС", "РЖД", "ТНК-ВР" (по убыванию, соответственно с 1-го по 5-е места), "Роснефть" до присоединения активов "ЮКОСа" была на 19 месте. В 2008 г ситуация поменялась только в отношении "Роснефти", которая значительно повысила свой экономический вес.
После двух сроков президентства В.В. Путина расклад выглядел следующим образом: "Газпром", "Лукойл", "ТНК-ВР", "РЖД", "Роснефть" (1-5 места). К концу третьего электорального цикла за 2000-е годы, государственная "Роснефть" поднялась еще выше. По убыванию ФПГ были расположены так: "Газпром", "Роснефть", "РЖД", "Сбербанк", "Лукойл", "ТНК-ВР". В 2012 г.: Газпром, Лукойл, Роснефть, Сбербанк, ТНК-ВР (Форбс); РЖД, ТНК-ВР ("Эксперт"). По рейтингам видно, что ситуация с экономическим весом крупнейших ФПГ стала более подвижной. Рейтинги разных изданий ("Форбс" и "Эксперт") даже разошлись в своих оценках.

Таблица 1.3
Динамика рейтингов крупнейших компаний в 2000-е
место/год 2004 2008 2011 2012
Форбс 2012
Эксперт
1 Газпром Газпром Газпром Газпром Газпром
2 Лукойл Лукойл Роснефть Лукойл Лукойл
3 РАО ЕЭС ТНК-ВР РЖД Роснефть Роснефть
4 РЖД РЖД Сбербанк Сбербанк РЖД
5 ТНК-ВР Роснефть Лукойл ТНК-ВР ТНК-ВР
6 "Норильский никель" ТНК-ВР
19 Роснефть

Из таблицы 1.3 мы фиксируем то, что в первой пятерке доминируют сырьевые, в основном нефтегазовые компании, для первой десятки каждого из рейтингов это еще более характерно. Если не учитывать покупку "Роснефтью" "ТНК-ВР" в конце 2012 г., в четверку сырьевых лидеров последних рейтингов выбились "Газпром", "Лукойл" "Роснефть", "ТНК-ВР". Можно рассмотреть эти компании подробнее в качестве основных сырьевых ФПГ, работающих в российских регионах, попавших в нашу выборку (ХМАО, ЯНАО, Ненецкий АО, Сахалинская, Чукотская, Оренбургская, Кемеровская области, республика Коми).
Дополнительно нам интересны ФПГ присутствующие не во всех, но в нескольких из исследуемых регионов. Среди таких компаний в соответствии с таблицей №3 будут "Базэл" и "Ренова" (некогда совместное владение "РУСАЛом"), "Евраз групп", "Мечел", УГМК, СУЭК. Исключением станут "АЛРОСа" и "Интеррос", которые представлены всего в одном регионе выборки. Последние из перечисленных доминируют в республике Якутия и являются важными игроками в отрасли цветной металлургии, поэтому они также значимы для представленного исследования.
Таким образом, мы выделили основных действующих акторов данного исследования: субъектов и объектов региональной политики в нефтегазовых регионах. В качестве субъектов государственной политики вообще и региональной политики в частности мы обозначили федеральную власть и связанные с ней ФПГ. В качестве объектов региональной политики была обозначена и определена совокупность российских сырьевых регионов. Так же мы выявили возможные точки пересечения субъектов и объектов региональной политики, предметы их общей заинтересованности.
По итогам рассмотрения федеральных акторов и механизмов их внутреннего взаимодействия и объектов региональной политики можно сделать ряд заключений. Бизнес как формализованный институт и формализованная группа интересов к настоящему моменту проявлен слабо. В идеале бизнес, так же, как и другие политически активные социальные игроки (агенты общества), должен быть институциализирован. Отношения бизнеса и власти должны проходить в институциональных рамках, что будет гарантировать соблюдение неких правил игры и сокращение рисков. В настоящее время бизнес и власть сокращают издержки за счет использования неформальных институтов. Во многом это общероссийская проблема. Многие исследователи отмечают слабость важнейший политических институтов: размытая партийная институционализация, слабость парламента, судебной системы; незначимость парламента в общественном мнении ; даже институт президента (хоть он и самый влиятельный) - ровесник постсоветской России - пока что держится только на харизматичном типе лидерства. Вышеперечисленные свойства характерны для всех переходных систем. Присущи они и современной России.
Подобно тому, насколько слабо институционализированы первоочередные политические институты, еще менее развиты институты, структурирующие группы интересов и других проводников социальных интересов. Сам бизнес институционально слаб и силен только за счет вступления в патронажно-клиентельные отношения. Несмотря на свое экономическое могущество, современные ФПГ либо удалены от власти (если возглавляются "старыми" олигархами), либо в определенном смысле слиты с ней (если приобрели свое могущество в путинские времена за счет личных связей с главой государства). Еще одним фактором слабости является нелегитимность крупного капитала в глазах общественности: во-первых, за счет несправедливого первичного накопления капитала; во-вторых, за счет неэффективности и социальной безответственности, работы не на экономику государства, а на себя лично и свою корпорацию. Перечисленные моменты не позволяют бизнесу просить у государства от лица общества и вынуждают бизнес прятать свои контакты с властью "в тень".

Литература к п. 1.3:

Росстат [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://cbsd.gks.ru/
Российские регионы: экономический кризис и проблемы модернизации / Под ред. Л. М. Григорьева, Н. В. Зубаревич, Г. Р. Хасаева. - М.: ТЕИС, 2011.
Типология регионов Независимого института социальной политики [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.socpol.ru/atlas/typology/index.shtml
Сайт Министерства регионального развития [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://archive.minregion.ru/WorkItems/NewsItem.aspx?NewsID=492
Региональная экономика / Под ред. В.И. Видяпина и М.В. Степанова. - М.: ИНФРА-М, 2012. - С. 39.
Л. М. Григорьев, Ю. В. Урожаева, Д. С. Иванов Синтетическая классификация регионов: основа региональной политики [Электронный ресурс]. - Режим доступа:http://pandia.org/text/78/153/24957.php
Зубаревич Н.В. Регионы России: неравенство, кризис, модернизация. - М.: Независимый институт социальной политики, 2010. - С. 22.
Зубаревич Н.В. Регионы России: неравенство, кризис, модернизация. - М.: Независимый институт социальной политики, 2010. - С. 35.
"Самокаты" и "локомотивы" среди российских регионов // Экономика и жизнь. - 18.06.2009. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.eg-online.ru/article/66952/
Типология российских регионов // Б. Бутс, С. Дробышевский, О. Кочеткова, Г. Мальгинов, В. Петров, Г. Федоров, А. Хехт, А. Шеховцов, А. Юдин. - М.: CEPRA, 2002. - С. 108-121, 145-152.
Министерство регионального развития. Типология социально-экономического развития субъектов Российской Федерации [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://archive.minregion.ru/WorkItems/NewsItem.aspx?NewsID=492
Типологии регионов для целей региональной политики / Н.А. Ермакова, А.Т. Калоева. - СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2011. - С. 17.
Горшенина Е.В. Региональные экономические исследования: теория и практика: монография. - Тверь: Тверской гос. ун-т, 2009. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/problemy-tipologii-regionov-subektov-rf. - С. 8.
Туровский Р.Ф. Политическая регионалистика. - М.: ГУ-ВШЭ, 2006. - С. 555
Например: Н.В. Лексин, А.Н. Швецов. Государство и регионы. Теория и практика государственного регулирования территориального развития. - М.: УРСС, 2000. - С. 37; "Самостоятельная работа" [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.rg.ru/2012/03/20/regioni.html; В РФ уменьшилось число регионов-доноров - Минрегион http://tcenavoprosa.ru/news_archive/new_detail.php?ID=3522; Кто в России кого кормит. Полный список регионов-доноров и получателей помощи. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.aif.ru/money/article/47340.
Паппэ Я. Ш. Российский крупный бизнес как экономический феномен 1992-2001 гг.: институциональный аспект. Дисс. д.э.н. - 2002, С. 12.
Черников Г. П., Черникова Д.А. Кто владеет Россией? - М., "Центрполиграф", 1998, С. 9-10.
Паппэ Я. Ш. Российский крупный бизнес как экономический феномен 1992-2001 гг.: институциональный аспект. Дисс д.э.н. 2002. - С.15-16.
Паппэ Я. Ш. Российский крупный бизнес как экономический феномен 1992-2001 гг.: институциональный аспект. Дисс д.э.н. 2002. - С. 21-23.
Кочетков А.П. Корпоративные элиты. -М.: РОССПЭН, 2012. - С.17
Яндекс.Словари.
Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ "О некоммерческих организациях".
Паппэ Я.Ш., Галухина Я. С. Российский крупный бизнес: первые 15 лет. Экономические хроники 1993-2008. - М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2009. - С. 100-111.
Кочетков А.П. Корпоративные элиты. - М.: РОССПЭН, 2012. - С. 35-43.
Евгеньева Т.В. Технологии социальных манипуляций и методы противодействия им. - СПб: Питер, 2007.

 
 
Rambler's Top100